Иван (ivanpan) wrote,
Иван
ivanpan

Categories:

Бунин как зеркало "элитарной" ненависти к "быдлу"

Оригинал взят у mas_smu в Бунин как зеркало "элитарной" ненависти к "быдлу"
Оригинал взят у aleksej_cccp в Бунин как зеркало "элитарной" ненависти к "быдлу"
На сайте "Оппортунизму бой!" опубликована статья

«Нет той самой страшной библейской казни, которой мы не желали бы им»


Okayannye_dniПредлагаем ознакомиться с вот этим отрывком из книги Бунина «Окаянные дни» (о днях Октябрьской революции семнадцатого года).

Обратите внимание на дикую ненависть барина и буржуазного интеллигента к рабочему классу, который отказался быть рабом, скинул бар со своей шеи. Вся книга написана в таком же духе, но данный отрывок – просто концентрат откровенной, бешеной классовой ненависти в чистом виде:

«Опять какая-то манифестация, знамёна, плакаты, музыка – и кто в лес, кто по дрова, в сотни глоток: „Вставай, подымайся, рабочай народ!“. Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские. Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: „Сауе гигет“. На эти лица ничего не надо ставить, и без всякого клейма все видно.

И Азия, Азия… Восточный крик, говор – и какие мерзкие даже и по цвету лица, жёлтые и мышиные волосы! А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно асимметричными чертами среди этих … и вообще среди русского простонародья – сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая…

Какая у всех свирепая жажда их погибели! Нет той самой страшной библейской казни, которой мы не желали бы им».

Иван Бунин, «Окаянные дни»

Каково?


Ну, и кто после этого скажет, что в дореволюционной России не было классов и классовой вражды и проклятые большевики все это придумали? Что в «России, которую мы потеряли» – разные классы жили душа в душу и царила тишь да гладь, божья благодать?

Ведь вся эта злоба, брезгливость, презрение, отвращение к людям низших классов – они присутствовали у представителей господствующего класса и до революции. Из процитированного отрывка видно, что в глазах хозяев жизни они и людьми-то не были, а какими-то скотами. Но, пока скоты молчат и не бунтуют, пока соглашаются тащить каторжное ярмо, обеспечивать хозяевам жизнь сытную, приятную и блестящую – ненависть полускрыта, не проявляет себя активно. Иногда она даже прикрыта слащавыми фразами о «любви к простому народу», о необходимости проявлять милосердие и помогать бедным, и тому подобным ханжеством.

Но стоило только рабам скинуть вековое ярмо, отказаться от роли упряжного вола – и господа сразу показывают всю свою ненависть и злобу. Стоило им лишиться той бездельной и блестящей жизни за счёт рабов, к которой они привыкли, – и сразу: «Какая у всех свирепая жажда их погибели! Нет той самой страшной библейской казни, которой мы не желали бы им».

Да, рабовладельцы всегда испытывали «свирепую жажду гибели» своих восставших рабов. И подавив восстание, они полностью давали волю этой своей «жажде». И действительно, не было той казни и тех пыток, которых торжествующие палачи не изобретали для побежденных. Тогда и становилось вполне ясно, чего стоили все прежние лицемерные фразы о милосердии и сострадании к низшим классам.

Как раз так и действовали в Гражданскую войну представители свергнутого господствующего класса. Когда им удавалось одержать победу – они полностью давали волю своей ненависти, своей свирепой жажде мстить, карать, уничтожать и истязать «взбунтовавшееся быдло».

img18Полностью в этом духе поступали всякие Колчаки, Врангели, Деникины, Кутеповы и прочие белогвардейские палачи. В городах, которые они занимали, начинались свирепые расправы над рабочим классом. Вдоль улиц на фонарях – повешенные, в подвалах – пытки, издевательства, изнасилования, дикие зверства. Точь-в -точь по слову утончённого российского интеллигента: «Нет той самой страшной библейской казни, которой мы не желали бы им».

KWqKzgfkjr8
Заметьте, что Бунин пишет о своих соотечественниках, как о людях чужой нации, как о другом народе. И так, словно он их теперь только увидел, увидел, какие у них лица, волосы и голоса. А до этого он и не знал, как они выглядят. А зачем? Зачем барину и интеллигенту знать, как выглядят те, за счёт которых он комфортно и приятно живёт? Его это не интересует, для него это предмет низменный и неинтересный. Пусть они там копошатся, пусть делают что хотят, лишь бы не напоминали о себе, не лезли на глаза, лишь бы работали на господ и не создавали беспокойства.

Но вот рабы отказались от той роли, которая была им отведена. Отказались сидеть в подвале, вышли наружу, наверх, потребовали себе места на исторической сцене. И буржуазный интеллигент от этого в гневе и ужасе.

Как он ненавидит и презирает этих людей! А за что? За то, что они «первобытны», за то, что у них нет его образования и культуры.

Но ведь они потому и такие, что их господа веками держали в подвале, не давали подняться наверх. Потому что им веками внушали, что у них одно назначение – работать на господ.

Привилегированные классы держали трудящиеся массы в темноте и невежестве, отлучали от культуры и просвещения – а потом ненавидели и презирали их за то, что они темны и необразованны.

В Октябре семнадцатого угнетённые сбросили ярмо, стали бороться, чтобы добиться человеческих прав, в том числе и права приобщаться к культуре и просвещению. И утончённые российские интеллигенты, как мы видим из процитированного отрывка, за это их возненавидели ещё больше, разгорелись «свирепой жаждой погибели» своих бывших рабов и в мыслях изобретали для них самые страшные «казни египетские».

М. Морошкин

https://opportunizmuboy.wordpress.com/2015/02/26/%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D1%8F%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%B4%D0%BD%D0%B8-%D0%B1%D1%83%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%B0/

Мой комментарий:

«Иван Бунин родился 22 октября 1870 года в старинной дворянской семье в Воронеже. […] 23 сентября 1898 вступает в брак с Анной Николаевной Цакни, дочерью революционера-народника, богатого одесского грека Николая Петровича Цакни. Брак был непродолжительным, единственный ребёнок умер в 5-летнем возрасте (1905). С 1906 года Бунин сожительствует (гражданский брак оформлен в 1922 году) с Верой Николаевной Муромцевой, племянницей С. А. Муромцева, председателя Государственной думы Российской империи 1-го созыва. […]


В рассказах и повестях показал (подчас с ностальгическим настроением)

Оскудение дворянских усадеб («Антоновские яблоки», 1900).
Жестокий лик деревни («Деревня», 1910, «Суходол», 1911).
Гибельное забвение нравственных основ жизни («Господин из Сан-Франциско», 1915).
Резкое неприятие Октябрьской революции и власти большевиков в дневниковой книге «Окаянные дни» (1918, опубликована в 1925).
В автобиографическом романе «Жизнь Арсеньева» (1930) — воссоздание прошлого России, детства и юности писателя.
Трагичность человеческого существования в повести «Митина любовь», 1924, сборнике рассказов «Тёмные аллеи», 1943, а также в других произведениях, замечательных образцах русской малой прозы.
Перевёл «Песнь о Гайавате» американского поэта Г. Лонгфелло. Впервые была напечатана в газете «Орловский вестник» в 1896 г. В конце того же года типография газеты издала «Песнь о Гайавате» отдельной книгой. […]

Летом 1918 года Бунин перебирается из большевистской Москвы в занятую австрийскими войсками Одессу. С приближением в апреле 1919 года к городу Красной армии не эмигрирует, а остаётся в Одессе.

Приветствовал взятие города Добровольческой армией в августе 1919 года, лично благодарил прибывшего 7 октября в Одессу генерала А. И. Деникина, активно сотрудничал с ОСВАГ при Вооружённых силах Юга России. В феврале 1920 года при подходе большевиков покинул Россию. Эмигрировал во Францию. В течение этих лет вёл дневник «Окаянные дни», частично утерянный, поразивший современников точностью языка и страстной ненавистью к большевикам.

В эмиграции вёл активную общественно-политическую деятельность: выступал с лекциями, сотрудничал с русскими политическими организациями националистического и монархического направления, регулярно печатал публицистические статьи. В 1924 году выступил со знаменитым манифестом о задачах Русского Зарубежья относительно России и большевизма: «Миссия Русской эмиграции»[4], в котором дал такую оценку произошедшему с Россией и лидеру большевиков В. И. Ленину[5]: «Была Россия, был великий, ломившийся от всякого скарба дом, населенный могучим семейством, созданный благословенными трудами многих и многих поколений, освященный богопочитанием, памятью о прошлом и всем тем, что называется культом и культурой. Что же с ним сделали? Заплатили за свержение домоправителя полным разгромом буквально всего дома и неслыханным братоубийством, всем тем кошмарно-кровавым балаганом, чудовищные последствия которого неисчислимы… Планетарный же злодей, осененный знаменем с издевательским призывом к свободе, братству, равенству, высоко сидел на шее русского «дикаря» и призывал в грязь топтать совесть, стыд, любовь, милосердие… Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в разгар своей деятельности нечто чудовищное, потрясающее, он разорил величайшую в мире страну и убил миллионы людей, а среди бела дня спорят: благодетель он человечества или нет?».

Лауреат Нобелевской премии по литературе в 1933 году за «строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы».
Вторую мировую войну (с октября 1939 года по 1945 год) провёл на съёмной вилле «Жаннет» в Грасе (департамент Приморские Альпы).
[…] Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа во Франции.

В 1929—1954 гг. произведения Бунина в СССР не издавались. С 1955 года — наиболее издаваемый[7] в СССР писатель первой волны русской эмиграции (несколько собраний сочинений, множество однотомников).

Некоторые произведения («Окаянные дни» и др.) в СССР напечатаны только с началом перестройки.» (Из «Википедии», статья «Бунин, Иван Алексеевич».)

Вот такой «перец».
Характерно, что «наиболее издаваемым в СССР писателем» — стал при паршивце Никите Сергеиче Хрущёве. При последующих Генсеках-ревизионистах тоже издавался и массово: «К примеру, тираж издания к столетнему юбилею писателя составил более 3 миллионов экземпляров». (Примечание № 7) То есть при «дорогом Леониде Ильиче», в 1970-м году. И «в 1957 году в г. Орле в Музее писателей-орловцев Орловского объединённого литературного музея И. С. Тургенева был открыт зал, посвящённый жизни и творчеству Бунина». А как полюбили этого «перца» горбачёвские-«перестроечные» и «демократские» правители: об этом тоже можно прочитать.

А вот русский писатель Куприн, дворянин и офицер, но автор «Молоха», «Ямы» и — особенно — «Поединка» (оценки Горького: «Великолепная повесть, я полагаю, что на всех честных, думающих офицеров она должна произвести неотразимое впечатление», Луначарского: «Не могу также не обратить внимания читателя на прекрасные страницы Куприна — настоящее обращение к армии. Хочется думать, что не один офицер, прочтя эти красноречивые страницы… услышит в себе голос настоящей чести», а царский генерал Гейсман «обвинял Куприна в клевете на армию, в покушении на подрыв государственного строя») в мае якобы «страшного» 1937 года вернулся на Родину из Парижа.


Отсебятина: вообще вся "высокодуховность" и "высоконравственность" "не принявшей большевизм" "интеллигенции" (ну ничо не могу сделать, это всё какие-то фантомы, включая даже это их "неприятие", без кавычек не имеет смысла, только кавычки их и материализуют и хоть как-то привязывают к реальности) заключаецца в рассусоливании соплей по поводу "духов и туманов", в эльфийском словотворчестве на тему "долга", "чести", "красоты", "цивилизации", утраченных очень конкретными, очень персональными и абсолютно от мира сего желудками этих "господ".  А сейчас, за отсутствием реальной творческой человеческой деятельности, повылазили стада "наследничков" в сопровождении стай "высоконравственных" "утОнченых" половых, человеков-пару-чаю, стряпчих и прочих девок.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments