Иван (ivanpan) wrote,
Иван
ivanpan

Совет пишущим постапокалипсис

Оригинал взят у sokura в Совет пишущим постапокалипсис
Оригинал взят у denisov_vadim в Совет пишущим постапокалипсис

Лично я в моделировании взаимодействия малых социальных группы всегда опираюсь на исторический опыт человечества. Все прочие подпорки не выдерживают проверки логикой, конструкция нарратива получается безжизненной во всех смыслах слова. Дико читать, как герой из крошечного сообщества шинкует за книгу полсотни людей, кои в постап-эпохе по умолчанию являются высшей ценностью.

Маленькое племя очень дорожит своими людьми. И герой будет дорожить, и новый тиран. В противном случае дурни быстро исчезнут с карты места действия, это закон развития человечества. Реализма, за который лично я и ценю качественный постап класса «Вот Так Оно И Будет!» не получится. Получатся сказки про сплошных сволочей вокруг, еду и патроны.

Советую также учесть, что малые группы вообще не допускают какой-либо беспредел, правила в них устанавливаются очень быстро, я даже зону в пример приводить не буду...

Наверное, что-то можно почерпнуть из опыта Океании, но до неё слишком продолговато тянуться, да и незачем, у нас и свой опыт имеется. Вдосталь.

Вооружённые столкновения на Севере всегда имели свою особенность: малая численность конфликтующих сторон при огромных размерах оспариваемых пространств.

Малочисленность племён не позволяла им выделять воинское сословие, обученную и вооружённую дружину профессионалов, войны велись обычными охотниками. Малочисленность же гарнизонов приводила к тому, что потеря даже нескольких человек становилась катастрофой. Например, в 1611 г. осмелевшие от осеннего успеха тунгусы в количестве пятнадцати человек переправились на судах через Енисей и напали на касовских остяков, убив при этом, как и годом ранее в Кузнецкой волости, шесть мужчин. Факт был отражён в Мангазейских записях, государевы люди вынуждены были предпринять срочные меры.

В 1692 г. к стрелецкому отряду на Хатанге обратились нганасане — самоеды-тавги из рода князьца Удамоле-Соницу. Заплатив ясак, они просили защиты от тунгусов, пришедших со стороны Анабара и прогонявших их с низовьев Хатанги. Из Мангазеи последовало распоряжение стрельцам защищать тавгов, кочевавших севернее Хатанги по реке Балахне. Воинственные, склонные к дальним вылазкам эвенки с их характерной военной татуировкой — «шитыми лицами» — постоянно фигурируют в фольклоре всех северно-самодийских народов как наиболее опасные враги.

Воевали, да.

Однако, читая о былых битвах северян, нужно ясно понимать — каждый исход столь невеликой, с точки зрения военной науки, стычки определял судьбу невообразимо огромных территорий. Которых нужно осваивать сбережёнными людьми...

Так, зимой и весной 1850 г. произошло эпохальное последнее столкновение между энцами (сводный отряд энцев, эвенков, тавгов и пр.) и ненцами на оз. Туручедо, 80 км от Потапово, завершившееся победой энцев.

В связи с этим была окончательно проведена граница между народами по Енисею. С тех пор правая (каменная) сторона Енисея стала считаться «самоедской», т.е. энецкой, а левая (низменная) — «юрацкой», т.е. ненецкой. Ненцы во второй половине XVII века дважды воевали с энцами. Первое сражение произошло в бассейне реки Таз, второе — на мысе Лескино, что на территории сегодняшнего сельского поселения Караул. Тогда ненцы истребили сорок самоедских (энецких) чумов, и в результате левобережье оказалось в руках ненцев.

Вдумайтесь: 40 чумов, то есть семей, и тут же начали объединяться целые народы.

Тем не менее, после таких инцидентов людей требовалось беречь ещё пуще, поэтому строго регламентировались даже очень редкие межплеменные битвы, призванные решить острые территориальные споры.

Третья (и последняя) война велась на озере Туручедо. Воспоминания об этих битвах до сих пор живы на Таймыре.

Для объявления войны к противнику посылали оленя, на боку которого был изображен человек, прицеливающийся из лука. Обнаружив его, противник начинал военную подготовку. Перед сражением вперед шёл разведчик. У ненцев считалось залогом будущей удачи убить такого разведчика и его кровью намазать полозья нарт воинов. В описываемом случае энецкому разведчику удалось ускользнуть, и с этим в какой-то мере связывается поражение ненцев. Вооружение воинов состояло из железной кольчуги (не у всех) и луков со стрелами. При наступлении часть воинов ехала на упряжках, часть шла пешком. Место встречи войск «правобережные» обозначили установкой модели чума, около которой поставили несколько стрел, остриями направленными в сторону врага, и красный флажок. Увидев этот знак, ненецкий военный начальник (вождь рода Ныраку, предводитель объединенных родов) отправил к противнику старика-переговорщика, тот передал главе енисейских племен семь основных условий войны:

1. С обеих сторон назначить по представителю для ведения переговоров. Эти представители должны отличаться от других людей тем, что в их нарты должны быть запряжены по два оленя, а на хореях привязаны красные флаги. Были неприкосновенны.

2. Местом военных действий назначить озеро Туручедо.

3. Сражение начать следующим утром.

4. Для определения дистанции, с которой начнется сражение, сделать по выстрелу с каждой стороны.

5. При первом наступлении количество войска должно быть равным (в описываемом случае по 50 чел.), запасных воинов — кто сколько может выставить.

6. Каждым последующим утром начинать сражение с того места, где закончили вечером. Ночью не воевать.

7. Для прекращения боя на ночной перерыв выделенные представители должны заехать с обеих сторон с флагами. В случае заключения мира народные представители заходят между войсками с двумя флагами.

Впереди сходящихся войск шли сыновья предводителей, которые произвели первые выстрелы из луков для определения необходимой дистанции. Во время сражения запасные части находились на расстоянии 200 метров позади. Раненых увозили на оленях, а убитые оставались на месте до конца сражения. В конце каждого дня производился подсчет потерь. Вместо убитых и раненых выставляли воинов из запасных частей.

Ненцы оказались побежденными, и им пришлось просить о мире. Вождь послал военачальнику энцев и нганасанов свой военный лук с семью стрелами и боевой кинжал. Народные представители должны были трижды обойти каждый вокруг своего войска, крича соответственно: «Наши войска войну проиграли (или выиграли) и оказались побежденными (победителями), война прекращается». После сражения военачальники определили место захоронения. Ненцы большинство убитых увезли с собой, часть воинов была похоронена на месте. На обеих братских могилах поставили деревянные изображения человека. В руках каждого — лук со стрелами, направленными друг в друга, на правом боку — кинжал. У изображения на могиле ненецких воинов в левом боку была воткнута стрела — знак поражения.

У братских могил были разведены костры, военачальниками произнесены речи по поводу одержанной победы и понесенного поражения, а также о необходимости жить в мире и дружбе. Оставив луки, стрелы и кинжалы на могиле, побежденные вернулись в свои края.

Бой у Туручедо, по рассказам потомков участников сражения, превратился в нечто вроде великого потопа, в котором сумели спастись те, от кого берут начало родовые имена, да и вообще история современных живущих народов — энцев, нганасан, эвенков. Характерно, что все люди таймырской тундры выступили в той битве против ненцев.

Впрочем, всё случившееся не помешало ненцам и в дальнейшем совершать короткие военные экспедиции на восток, на нганасанские и кетские земли, ненцы окончательно поселились на левом берегу Енисея.

Не будь подобных регламентов, на Северах просто не осталось бы малочисленных народов. Правда, подобные регламенты, естественно никогда не касались единичного разбойничества, беспредельного абречества, с которым боролись всем миром так же, как это делали в свое время и на Кавказе.

Так что подумайте, прежде чем походя зашинковать очередной десяток вражин.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments