Иван (ivanpan) wrote,
Иван
ivanpan

ПЕРВЫЙ РАЗ ЗА ГРАНИЦЕЙ

Оригинал взят у flavoristka в ПЕРВЫЙ РАЗ ЗА ГРАНИЦЕЙ

Уж так сложилось, что вся моя многочисленная еврейская родня разбросалась по всему миру и там пустила корни, так что довелось мне выехать за границу ещё при СССР, по приглашению. И не куда-нибудь, а сразу в Западный Берлин. Я была в нежнейшем возрасте: училась в десятом классе, на дворе колосился брежневский застой, был 1982 год.



Маман и папан целыми днями пропадали на встречах с родственниками, выясняли подробности грядущего "пора валить", а я, брат и его молодая жена были предоставлены сами себе. Ну мы самостоятельно и постигали капиталистическую жизнь

Надо сказать, что брательник старше меня почти на десять лет, но чувства его ко мне нежны до сих пор, а тем более тогда, так что "Отстань от нас" я от брата никогда не слышала

Первый день был ознакомительный. По настоятельной рекомендации жены брата, Нателлы, он был посвящён ну конечно магазинам - и это правильно.Набегу подверглась "bilka". В магазине накупили всего немеряно, три портсигара, три кинокамеры, пиджак замшевый... три пиджака только двухкассетников шесть штук, я уж молчу про шмотки и пятилитровые бочонки с пивом. Брали в общем-то на продажу, если честно
и забегая вперёд скажу, что в Москве всё продали в течение трёх дней и с огромным наваром
но ладно, речь не про то.

Откровенным событием для пешеходов Западного Берлина наш выход из магазина, ведь горластых русских тогда там вообще не было. Короче мы, ака заправские грузчики с Казанского вокзала, выволокли всё заработанное непосильным трудом накупленное наружу, я и Нателла остались караулить добро, а брат пошёл ловить такси. Проигнорировав ограждение тротуара, он перелез на проезжую часть и начал активно махать правой рукой - махал долго и безрезультатно, т.к. никакой, даже самый алчный немецкий таксист ПДД не нарушит. Ппоняв тщетность предприятия, наш ловец прошёл чуть вперёд, где видимо уже можно было ловить. Однако таксисты как предчувствовали что-то паскудное и долго не останавливались
в конце концов какой-то остановился. Нателла погасила свой окурок мыском добротной туфли фирмы "ЦЕБО" и сказала:

- Попал мужик.

Таксист действительно попал. Он никогда раньше не возил руссо туристо категорически без облико морале, и первым делом вытаращил глаза когда увидел пирамиду покупок, а второй раз обалдел от того, что брат начал усаживаться на перденее сидение с двумя коробками аппаратуры на коленях. На заднем сидении верещали мы, заваленные пакетами. Короче, кое-как поехали.

Доехали без приключений, но шофёр, думаю, запомнил эту поездку навсегда. Выгружаться нам он помогал очень активно и по завершении операции Нателла подошла расплатиться. Все деньги были у неё, как у самой умной, она между прочим грузинская еврейка, а не абы кто абы откуда. И тут квинтэссенция: на счётчике было порядка 20DM, но широкая восточная душа не смогла себе позволить излишнюю экономию
и Нателла вручила обалдевшему водиле полтинник со словами:

- Сдачи не надо!

Не думаю, что немец знал хоть что-то по-русски, но всё понял моментально, взял купюру и быстренько укатил

Время было раннее, всего-то около шести вечера. Мы потоптались по дому и решили снова ехать в центр, теперь на муниципальном транспорте. Цель поездки: приодеться и отужинать в злачном немецком заведении общепита. Набрали с собой подарков для аборигеров и потопали на остановку. Тут уже пришла пора удивляться нам

Накрапывал небольшой фашистский дождик, однако луж на асфальте не было. Не успели мы объяснить себе это странное явление, как подошёл автобус. И тут - второй шок: автобус припарковался вплотную к тротуару, т.е. нижняя ступенька была вровень с бордюрным камнем (поребриком, как говорят в Ленинграде)
а внутри автобуса были полы с красным ковровым покрытием. Я опускаю тот факт, что влезли мы, естественно, в среднюю дверь, т.к. нам она показалась уж очень широкой и торжественной
засели на мягчайшие велюровые кресла, и приготовились ехать как-то не подумав насчёт оплаты проезда. Водитель терпеливо ждал, пока мы подойдём к нему и купим билеты, ждал долго, потом подошёл сам и спокойным голосом произнёс краткой спич по-немецки, который мы не поняли. Осознав, что перед ним представители какой-то развивающейся дикой страны, он повторил всё жестами - до нас дошло, мы покраснели, оплатили и поехали.

Приехали конечно на Курфюрстендамм, туда где офис Минольты и разрушенный костёл. Было начало ноября, и мы пошли затариваться сезонной одеждой. Затарившись, с хатулями завалились в близлежащий латиноамериканский ресторан. Заскладировали хатули в раздевалке и прошли в зал. Меню было роскошным: с картинками, на которых лежали непонятные продукты. Нателла обеспокоилась кошерностью, и на клочке бумаги нарисовала свиное рыло, перечеркнув его жирным крестом и приписала по-русски: "Найн!". Удивительно, но официантка поняла

Выбирали мы по принципу что красивое и дорогое. На наше счастье половина из заказанного оказалось из свинины, но и то, что нам принесли, на столе зараз не уместилось. Начали мы с какого-то неведомого блюда, имеющего в составе махонькие сырые грибочки, которые мы тут же дружно с тарелки повыбрасывали в пепельницу, от чего бюргеры за соседними столами чуть не попадали в обморок. В следующем блюде брату понадобился перец, он взял со стола перечницу, высокую и здоровенную, долго тряс её, переворачивал с ног на голову - но изнутри ничего не высыпалось. Подошла официантка, добыла ручку и показала, как её надо крутить, чтобы поперчить, рат блеснул знанием немцкого:

- Данке шён!

Выпили мы крепко, в Нателле вдруг включился режим экономии и она постановила: чаевые дадим хохломским ложками. И что вы думаете - дала, целую дюжину. Надоо сказать, официантка осталась довольна, во всяком случае нам так показалось

В ресторанном туалете мы переоделись во всё новое, советское тряпьё свалили по углам и вышли прихорашиваться в холл. Прихорошились и пошли к выходу, но не тут-то было. Из туалета вышел уборщик-индус и принёс нам пакеты с нашим старьём, мол, забыли добро, граждане. Нателла ногой отодвинула их в сторону и сказала твёрдо:

- Это не наше.

Индус заволновался, снова пододвинул, тогда брат конкретизировал:

- Иди ты нахуй со своими мешками!

Индус прочувствовал интонацию и исчез.

Мы ещё пошлялись по улицам, накупили открыток и отправили их всем знакомым по почт. Открытки были сюрреалистические, непонятные нашему социалистическому разуму Мы купили все одинаковые: на абсолютно чёрном фоне надпись золотым курсивом: "Берлин ночью". Из двух десятков, кстати, дошло только пять штук.

Завернув в какой-то переулок, увидели как немка кормит двух котов сухим кормом, о существовании которого мы и знать не знали. Жирные коты резво хрустели. Нателла, задумчиво глядя на происходящее, сделала вывод:

- Совсем капиталисты зажрались, котов орехами кормят.

Мы двинулись дальше. Очередной шок нас поджидал уже почти возле дома, у вырытой в тротуаре ямы, видимо трубы меняли или ещё что. Но! Яма была обозначена ничем не прикованными к тротуару изящными столбиками, а на столбиках мигали красным светом просто так подвешенные фонарики, а периметр был обтянут шикарнейшей блестящей полосатой лентой. зачарованные, мы несколько минут стояли и молча смотрели на эти ничьи богатства. Как же так, столько добра и никто не распиzил. Под сильным впечатлением мы пошли дальше и только дома брат спросил:

- Вы адреса не запомнили случайно? Надо бы фонари с собой забрать.

Мы не запомнили и уснули так и не дождавшись маму с папой. Они вернулись под утро. А папа принёс завёрнутыми в газету «Die Wahrheit» три тех самых фонаря

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments