Иван (ivanpan) wrote,
Иван
ivanpan

Фантазеры

Оригинал взят у radulova в Фантазеры
Раньше я считала, что это женская особенность – придумывать любовь там, где ее нет, искать тайный смысл в каждом мужском чихе и оправдывать равнодушие партнера словами «Просто он боится признаться в своих чувствах».



Теперь все чаще замечаю, что таких фантазеров и среди парней полно. То ли им так хочется быть любимыми, то ли они настолько оторвались от действительности, то ли просто дуралеи – не знаю. Но они не хуже девушек умеют выворачивать любой факт в свою пользу. Нет, я сейчас не говорю о самовлюбленных типах, которые сидят в барах и рассказывают друзьям, какими счастливыми слезами умываются топ-модели при одном лишь взгляде на их мужские достоинства. Речь о самых простых, милых мальчиках, которые просто хотят быть кому-то нужными.

Вот расхотела общаться тут с одним – ну не мой человек и вообще с родителями живет – так он вдруг заявляет: «Я все понял. Ты так боишься меня потерять, что постоянно в нервном напряжении находишься». И с сочувствием таким сказал, с нежностью. Не бойся, мол, милая, я с тобой, я не уйду, не покину тебя, наша любовь будет вечной. Я даже головой повертела по сторонам – кому это он? Хотела подытожить: «Да на фиг ты мне сдался!» – но сдержалась. Пусть думает, что я ушла, потому что боюсь сердечной привязанности, мне не жалко.

Или взять моего коллегу, про которого я уже столько колонок написала, что упоминать его имя просто стыдно. Сидим как-то с ним на пресс-конференции. Прибегает девушка в сарафане без лямочек, вся такая воздушная, с пакетиком из магазина модной одежды: «Ох, ах, у вас свободно?» Коллега аж задохнулся от восторга, меня в бок пихает: «Ты слышала, как она это сказала?» А я докладчика слушаю, мне до воздушных девушек дела нет. «Слышала? – коллега не унимался еще час. – Слышала?»

Потом еще весь день он ходил по офису и рассказывал, как нимфа в сарафане пробиралась через весь зал, чтобы сесть рядом с ним, таким прекрасным. «Там было полно свободных мест, – объяснял герой-любовник, – но она выбрала кресло рядом со мной. Понимаете?» Я понимала лишь, что, умей я так докручивать темы, то нимфа давно уже была бы всем описана как воинствующая лесбиянка – ведь она села и рядом со мной тоже.

По версии коллеги, вопрос «У вас свободно?» тоже был задан не просто так. Девушка прекрасно видела, что претендентов на сидячие места мало – не так много на свете идиотов, которые ходят по пресс-конференциям в солнечные летние дни. Значит, она таким изощренным способом пыталась узнать, свободно ли сердце моего коллеги. «Да она на тебя даже не взглянула ни разу!» – я решила слегка привести парня в чувство. «Вот именно! – был ответ. – Вот именно, что она так сильно стеснялась и робела из-за близости ко мне».

Теперь он эту случайную соседку иначе как «моя девушка» не называет. «Надо бы позвонить в ту редакцию, – говорит. – Ну вы понимаете, моей девушке». Жаль только, сама девушка не в курсе, что она чья-то.

Или взять фотографа Володю. Попала ему в кадр барышня. «Ой, а вы можете эти фотки мне переслать?» – тут же задала она вечный вопрос, который фотографы за свою жизнь слышат, наверное, сто миллионов раз. Но именно эту безобидную просьбу Володька воспринял так, как ему хотелось, и сделал вывод: «Да она на меня запала!»

Володька не только фотки переслал, но и активно барышне теперь названивает, просто так, не по делу. Она отвечает нехотя, в кино с ним идти отказывается, в парке гулять не хочет, обсуждать погоду не желает и даже вопрос «Как дела?» вызывает у нее едва сдерживаемое раздражение. Володька ей не нравится – это очевидно всем. Кроме Володьки. «Она хочет меня помурыжить, – подмигивает он нам, кладя трубку. – Хочет завести меня посильнее. Ух, какая девочка. Огонь!»

А еще они, такие вот володьки, о совместном будущем мечтают, наверное. Прикидывают, сколько полочек в ванной надо будет выделить для новой сожительницы. Делают пометки: «Удалить в компе ссылки на порносайты» и «Научиться опускать сиденье унитаза». Воображают знакомство с родителями. Придумывают имена для детей и присматривают дорожку, по которой будут провожать их в школу… И все из-за какого-то невнятного «У вас свободно?»

Они хотят любви, володьки-фантазеры. Хотят, чтоб дом – полная чаша, а рядом фотогеничная жена в сарафане. Они надеются. Хватаются за любое мало-мальски чудное мгновенье. Ждут. Придумывают черт знает что. Подготавливают сердца. У них свободно.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments