Иван (ivanpan) wrote,
Иван
ivanpan

Мусорный ветер.

Оригинал взят у onoff49 в Мусорный ветер.
Как только появляется время — сажусь на велик и еду по заученному маршруту.
Знаю десятки тихих полевых и лесных тропинок, пустых шоссе и безлюдных пляжей на реке Сейм.
Через тридцати минут кручения педалей лёгкие, кровь и голова очищаются от повседневной скверны и перестаёт существовать всё, кроме упругого ветра в лицо, запахов травы и свежей листвы, речной воды и цветов. Наступает чувство счастливого одиночества...
Ну, да. Так и было ещё лет пять назад. А сейчас всё труднее бывает спланировать маршрут так, что бы не столкнутся со всё более агрессивным миром человеков.
Люди теперь — хуже клопов — проникают в каждую щель. Или лезут изо всех щелей?.
Все известные мне красивые уголки окрестности города, все уединённые пляжи на реке, все стёжки — дорожки — истёрты, заплёваны и загажены.
Красота — это проклятие природы! Как только что-то красивое делается доступным — тут же красивому приходит конец.
Автомобили и велосипеды марки «Stels» - орудия убийства всего живого.
Как только к обрывистому песчанному берегу соснового бора над тихой водою прокладывается автомобильная колея, сначала внедорожника, а потом машин всё более «паркетных», как тут же исчезает и тишина и чистый песок, да и сосны со временем редеют, превращаясь в угли для убогого шашлыка. И всё это — под орущий шансон. Пристрелил бы этих «шансонье» скопом без суда и следствия!
Так вот и сегодня, тщательно объезжая все известные мне лесные свалки и скопища людей, проехал малый круг километров в 20 и , делать нечего - захотелось окунуться в воду.
Рядом оказался популярный у нас в городе пляж.
Оставил велосипед у сосны и потопал по глубокому песку к воде.
Народу- что твой Сочи! Народ это — мертвенно белокожий с красными пятнами свежих солнечных ожогов.
Пакеты,окурки, бутылки лежат ещё не плотным слоем. На не захламлённых участках возлежат люди и жуют.
К мусору- полная толерантность! Никто не делает ни малейшей попытки убрать у себя из под носа рваные кроссовки, мятые пластиковые бутылки и, как бы не прокладки весьма использованного вида.
Потом обратил внимание на стайку детишек, стаявших на мелководье, как пингвины и наблюдавших, как спасатели в аквалангах вытаскивают из воды зеленоватый труп утопленника.
Вытащили, положили на плотный сырой песок у самой воды. Сели рядом, стали куда-то звонить.
Через пять минут и утопленник и спасатели всем надоели и народ вернулся к своему отдохновению.
Картина! На жёлтом песке — зеленоватый труп, в пяти метрах — купаются и играют в воде счастливые отдыхающие, орёт «музыка», воняет шашлыком и пивом, мусорные полиэтилен шелестит и летает по ветру и над всем этим — вечернее солнце на розовеющим небе.
Никакой надежды.
Ебиомать! И этот народ потом в больнице нос воротит:
-У вас тут нечисто, невкусно, да и не с тем выражением лица вы меня осматриваете , да и разговариваете без пиетета. Что за врачи, что за сёстры! Да я сейчас же в Европу поеду!

И засрёт и Европу и Америку с Израилем заодно. И там же будет всем недоволен. Но ехать уже будет некуда, да и не за чем.
К тому же я не уверен, что медицина в Европах гораздо лучше нашей.
Чище в ней - это да, но это — временно.
Скоро все пациенты России переберутся лечится в Европы.
Вот тогда и поговорим об ценностях Европы и её же, матушки, медицине.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments